Крушение Дирижабля

Эра дирижаблестроения начиналась с большим энтузиазмом. Сейчас уже трудно поверить в то, что подавляющее большинство конструкторов и инжене­ров считали, что громоздкие, трудные в управлении и тяжелые дирижабли лучше «ненадежных» аэропланов.
Впрочем, нельзя сказать, что вера в надежность дирижаблей базировалась на пустом месте. Эти, на первый взгляд, неповоротливые воздушные «мастодон­ты» внушали уверенность уже одним своим видом: трудно было поверить, что с такой глыбой случится что-либо плохое. А то, что эта глыба создана из хрупких трубочек, жести и газа, людей не сильно беспокоило!
В период с 1915 по 1930 год дирижаб­ли неоднократно пересекали Атлантиче­ский океан, а 16 из 27 самолетов сделать это так и не смогли.
Тем временем конструкторская мысль пошла по пути гигантомании: с каждым разом дирижабли становились все боль­ше и тяжелей. R101 и вовсе казался не­ким сказочным существом: длина — 212 метров, диаметр — 44 метра, объем — 135 тысяч кубических метров! Чтобы пред­ставить себе его размеры, вспомните, как выглядит «Боинг-747», и увеличьте его в 3,5 раза. Кроме того, добавьте сюда пять дизельных двигателей (мощностью 480 кВт каждый) плюс грузоподъемность 60 тонн (с таким весом справлялись толь­ко легендарные «Антеи», выпуск которых начался спустя 40 лет).
Правда, при окончательном испыта­нии выяснилось, что заявленные 60 тонн дирижаблю не поднять. Однако и этой грузоподъемности на тот момент вполне хватало. Заказчик (а им было министер­ство авиации Англии) возлагал на R101 большие надежды. Чтобы убедиться в прочности аппарата, заказчики решили испытать его в деле. Наметили маршрут: Кардингтон — Карачи (столица Пакиста­на, который на тот момент входил в со­став Британской Индии).
В последний момент экипаж дири­жабля (им управляли 42 человека) попы­тался отложить полет, сославшись на пло­хую погоду. Но заказчик был неумолим: 4 октября 1930 года 6 высших управляю­щих Королевских воздухоплавательных заводов, в том числе министр авиации лорд Кристофер Томсон, конструктор ди­рижабля полковник Ричмонд, директор департамента гражданской авиации сэр Сефтон Бранкер и несколько пассажиров заняли свои места в каютах и отправи­лись в путь.