Восстание в Кронштадте

1 марта 1921 года крон­штадтские моряки за­явили о себе не как о братве анархистов в широких кле­шах, как это пытаются пред­ставить некоторые историки, а как о настоящей револю­ционной силе, жаждущей свободы для всего трудового народа. И причины для этого выступления были крайне се­рьезные.

К началу 1921 года Россия была обескровлена Граж­данской войной. Основная часть промышленного по­тенциала страны была пол­ностью выведена из строя.

В России производилось всего лишь 2% довоенного количества чугуна и стали, 3% сахара, 5-6% хлопчато­бумажных тканей и так да­лее. Промышленный кризис породил массовую безрабо­тицу, деградацию и деклас­сирование пролетариата. Крестьянство измотали раз­личными мобилизациями, конфискациями и продраз­версткой. Повсеместное возмущение вызывал про­извол партии большевиков, который чинился под лозун­гом утверждения диктатуры пролетариата, но по сути являлся диктатурой ком­мунистической партийной верхушки.

В конце 1920-го — начале 1921 года вооруженные вос­стания охватили Западную Сибирь, Тамбовскую и Воро­нежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон и Кубань.

Тяжелое положение сло­жилось и в Петрограде. Здесь были сокращены нормы вы­дачи хлеба населению, от­менены многие продоволь­ственные пайки, возникла реальная угроза голода.

В начале 1921 года власти объявили, по причине от­сутствия сырья и топлива, о закрытии 93 петроградских заводов, на улице оказались 27 тысяч питерских рабочих. В ответ в городе вспыхнули массовые забастовки. Вол­нения в Петрограде и других районах страны не могли не повлиять на настроения моряков, солдат и рабочих Кронштадта.

28 февраля моряки двух самых крупных линейных ко­раблей — «Петропавловск» и «Севастополь» — созвали со­брание и приняли антиболь­шевистскую резолюцию.

Днем 1 марта на якорной площади Кронштадта состо­ялся грандиозный митинг, собравший около 16 тысяч человек. На нем решили ра­зоружить коммунистов, не согласных с принятой резо­люцией и угрожавших силой оружия усмирить недоволь­ных.

2 марта восставшие из­брали Временный револю­ционный комитет, который возглавил матрос броненос­ца «Петропавловск» Степан Петриченко. Власть в Крон­штадте без единого выстрела перешла в руки ревкома.

Свою политическую пози­цию ревком выразил в спе­циальном воззвании. В нем, в частности, говорилось: «Со­вершая Октябрьскую рево­люцию в 1917 году, тружени­ки России надеялись достичь своего полного раскрепоще­ния и возложили свои надеж­ды на много обещавшую пар­тию коммунистов. Что же за 3,5 года дала партия комму­нистов, возглавляемая Лени­ным, Троцким, Зиновьевым и другими? За 3,5 года своего существования коммунисты дали не раскрепощение, а полнейшее порабощение личности человека. Вместо полицейско-жандармского монархизма мы получили ежеминутный страх попасть в застенок чрезвычайки, во много раз своими ужасами превзошедшей жандармское управление царского режи­ма…»

Дальше восставшие обе­щали в случае своей победы строго соблюдать граждан­ские права и свободы, про­возглашенные в феврале и октябре 1917 года, отменить продразверстку в деревне, разрешить свободную тор­говлю, восстановить в стране нормальную экономическую жизнь, провести свободные выборы в советы всех уров­ней. Главный лозунг вос­ставших: «Советы — без ком­мунистов» — подразумевал лишение партии большеви­ков монополии на политиче­скую власть.

Известия о событиях в Кронштадте вызвали резкую реакцию советского руко­водства. Движение в Крон­штадте объявили мятежом, организованным француз­ской контрразведкой.

Кронштадтцы добивались открытых и гласных пере­говоров с властями, однако позиция Ленина и Троцкого с самого начала была одно­значной: никаких перегово­ров и компромиссов, мятеж­ники должны быть жестоко наказаны.

Но сделать это было не так про­сто. Общая числен­ность корабельных команд, военных моряков берего­вых частей, а также сухопутных войск, дислоцированных в Кронштадте и на фортах, составляла на 13 февраля 1921 года 26 887 человек. При этом практиче­ски все солдаты и матросы имели бое­вой опыт Первой мировой и Гражданской войн.

В связи с угрозами властей силой расправиться с кронштадтцами, ревком обратил­ся к военным специалистам, бывшим царским офицерам, с просьбой организовать оборону крепости.

5 марта договоренность была достигнута, и группа военспецов во главе с быв­шим генералом Алексан­дром Козловским влилась в ряды восставших. Военные специалисты предложили, не ожидая штурма крепо­сти, перейти в наступление, быстрым ударом захватить Ораниенбаум, Сестрорецк, а затем и сам Петроград. Сил для такого наступления име­лось достаточно, учитывая поддержку мощной кора­бельной артиллерии. Одна­ко первым начать военные действия ВРК решительно отказался, и это была глав­ная ошибка восставших.

Тем временем для лик­видации «мятежа» спешно сформировали 7-ю армию под командованием Михаила Тухачевского.

8 марта состоялся пер­вый штурм крепости, закон­чившийся неудачей. Понеся большие потери, советские войска отступили на исход­ные рубежи. Основная при­чина неудачного штурма заключалась в низком мо­ральном духе красноармей­цев, которых бросили на лед Финского залива под огонь корабельной артиллерии. Многие из них сочувствова­ли восставшим. Дело дошло до прямого неповиновения красноармейцев. В полосе наступления Южной группы отказался подчиниться при­казу штурмовать Кронштадт 561-й полк. На северном участке с большим трудом удалось послать в наступле­ние отряд петроградских курсантов, считавшийся са­мым боеспособным среди войск Северной группы.

Чтобы заставить воинские части наступать, Тухачев­скому пришлось прибегнуть не только к агитации, но и к угрозам. Ненадежные части разоружались и отправля­лись в тыл, зачинщики рас­стреливались.

Подтянув новые части, в ночь на 17 марта Тухачев­ский начал новый штурм. Перед этим крепость под­верглась мощному артилле­рийскому обстрелу и даже бомбежке с аэропланов, ко­торые старались повредить стоящие на рейде корабли. Несколько бомб угодили прямо в «Петропавловск», нанеся ему серьезные по­вреждения. Преодолев Фин­ский залив по льду, штурму­ющие группы, в том числе и крупные отряды кавалерии, ворвались в Кронштадт. Весь день на его улицах шли кро­вопролитные бои. Когда ста­ло ясно, что дальней­шее сопротивление бесполезно, штаб обо­роны крепости раз­решил ее защитникам покинуть Кронштадт. ВРК по радио запро­сил правительство Финляндии, может ли оно принять восстав­ших. После получе­ния положительного ответа начался ор­ганизованный отход к финскому берегу.

Всего в Финляндию ушли около 8 тысяч человек, среди них весь штаб крепо­сти, а также 12 из 15 членов ревкома.

Оставшихся в Кронштадте ожидала незавидная участь. Все пленные матросы и красноармейцы прошли че­рез ревтрибунал. Особенно жестоко расправились с мо­ряками линкоров «Петро­павловск» и «Севастополь» — их почти всех поставили к стенке.

Всего 2103 матроса рас­стреляли, 6447 человек при­говорили к разным срокам заключения, 2765 человек были выселены из города.

Карательная акция про­тив Кронштадта наглядно показала всем, что комму­нистическая партийная вер­хушка ни при каких обсто­ятельствах не откажется от монопольной власти. Жесто­кое подавление Тамбовского восстания летом 1921 года еще раз подтвердило, что новая власть готова вести войну против собственного народа. Но на определенные уступки большевикам все же пришлось пойти. Под влия­нием кронштадтских собы­тий в стране была свернута политика военного комму­низма и начата новая эконо­мическая политика (НЭП).

Подписывайтесь на аккаунт агентства ХХI Век в ФейсбукеTwitter и Вконтакте

23.01.2015, 22:55