Легендарный сионист и русофоб Якоб Шифф — что известно о нём и его деятельности

Легендарный сионист и русофоб Якоб Шифф - что известно о нём и его деятельности

Американская еврейская энциклопедия «Юдаика» приводит следующие биографические данные о Якове Шиффе: «Шифф Якоб Генри (1847–1920), американский финансист и филантроп. Родился во Франкфурте в Германии, происходил из выдающегося раввинского рода. Основатель этого рода Шифф Мейер Бен Якоб Ха-Коэн (1605–1648) — крупный талмудист и раввинский автор.

Якоб Шифф получил светское и религиозное образование в местной школе, следуя за своим отцом Моисеем, который был компаньоном в банке Ротшильда.

В 18 лет Шифф эмигрировал в США, где вошел в Нью-Йорке в брокерскую фирму и стал партнером „Будге, Шифф и K°“. В 1875-м он женился на дочери Соломона Леба, который был главой банковской фирмы „Кун, Леб и K°“, и вошел в эту фирму. Общим признанием выдающихся финансовых способностей Шиффа стало его избрание главой фирмы „Кун, Леб и K°“. Фирма Шиффа стала одной из двух самых влиятельных частных банковских и инвестиционных домов США, активно участвующих в быстрой индустриализации американской экономики в конце XIX — начале ХХ века.

Шифф предоставлял большие займы американскому правительству, а также правительствам иностранных государств. Самым большим из них, в 200 000 000 долларов, стал заем для Японии во время Русско-японской войны. Глубоко возмущенный антисемитской политикой царского режима в России, он поддерживал японцев в их успехах и восхищался ими. Последовательно отказывал в предоставлении займов для России и оказывал в этом влияние на другие банки. Оказывал поддержку русским евреям в создании и финансировании групп еврейской самообороны. Эта поддержка оказывалась Шиффом в течение всей Первой мировой войны и прекратилась только после падения царизма в 1917 году. Помогал Керенскому в предоставлении ему большого займа.

О Шиффе говорили: „ничто еврейское не чуждо его сердцу“. Испытывая гордость за свой народ и за свою многовековую веру, Шифф воспользовался своим личным благосостоянием для влияния на большинство своих единоверцев по всему миру. Он был признан ведущей фигурой в американском еврействе. Он тесно сотрудничал с Храмом Эммануила и реформаторским еврейским движением в США.

Шифф активно помогал жертвам русских погромов (1903–1905) и американским еврейским ветеранам Первой мировой войны. Он имел большое влияние на американских президентов в плане оказания ими давления на те правительства, где нарушались права евреев или евреям угрожали преследованиями.

Шифф субсидировал издание „Еврейской энциклопедии“, активно помогал Американскому Красному Кресту и другим гуманитарным организациям».[768]

Из приведенного выше отрывка мы видим, что Шифф получил хорошее иудейское теологическое и светское образование, имел огромное финансовое и духовное влияние на широкие американские и еврейские круги, включая высшую власть США. При этом наиболее выпукло в статье обозначено неприятие Шиффа России, которое доходит у него до прямой ненависти к ней. Эта ненависть приобрела у Шиффа характер целенаправленной антирусской деятельности.

Часто антирусскую деятельность Шиффа пытаются объяснять, как это, например, делает «Юдаика», его негодованием по поводу «антисемитской» политики Императорского правительства и желанием помочь «угнетаемым» еврейским массам. Однако на самом деле если даже у Шиффа и имелись подобные чувства, то не они определяли его отношение к России.

В начале ХХ века еврейская транснациональная буржуазия вовсе не собиралась думать о благе и процветании ни России, ни еврейского ее населения. Ее интересовали лишь свои собственные интересы, а эти интересы как раз и предполагали крушение царской власти как главного гаранта могущества России. Первым предлогом для начала активной помощи революционерам стала объявленная кампания «за предоставление всех прав евреям». Банкир Шифф заявил об этом Витте совершенно откровенно: «Передайте Вашему Государю, что если еврейский народ не получит прав добровольно, то таковые будут вырваны при помощи революции».[769] При этом многие авторы, в частности Солженицын, до сих верят, что Шифф и K° финансировали русскую революцию исключительно из-за того, что «горячайше принимали к сердцу судьбы российского еврейства».[770] Опровержением этому служит то обстоятельство, что с началом ХХ века русское правительство сделало большие послабления для евреев. В 1903 году евреям было разрешено селиться дополнительно в 158 местечках, ранее запрещенных для проживания, 6 марта министр внутренних дел В. К. Плеве приостановил циркуляром МВД выселение евреев из тех мест, где они проживали нелегально. В том же году было снято запрещение на жительство евреев в т. н. 50-верстной пограничной зоне. Опять-таки в 1903 году был принят новый Устав о паспортах, в котором расширен перечень профессий, обладатели которых, евреи, получили право жить вне черты оседлости. Но несмотря на эти большие уступки в еврейском вопросе со стороны царского правительства, парижский барон Ротшильд отказал в финансовом кредите России со словами: «Не расположен пойти на финансовую комбинацию, даже при тех послаблениях, которые русским правительством могут быть даны евреям». Этими словами банкир дал отлично понять, что судьба и положение его соплеменников в России его абсолютно не интересуют.

То же самое касается и Я. Шиффа. Посол России в США Р. Р. Розен писал министру иностранных дел А. П. Извольскому 3/16 марта 1910 года: «Было бы ошибочным приписывать заботы американского еврейства об улучшении участи евреев в России только естественной симпатии к соплеменникам. Тут значительную роль играют соображения совершенно эгоистического характера».[771]

Капитализация русского общества в целом не могла не коснуться еврейского населения. Началось расслоение еврейского населения России. Если старое поколение евреев было противником революционных потрясений, то новое молодое поколение горело жаждой перемен. Если старое поколение читало Тору, ходило в синагогу и чтило Закон, то молодое читало Маркса, не ходило в синагогу и смеялось над обычаями и верованиями предков. Л. Г. Прайсман пишет об Азефе: «Как большинство евреев-революционеров своего времени, Азеф был далек от еврейства. Московский раввин Я. Мазе был в 1901 году соседом Азефа по даче в Малаховке; в своих воспоминаниях он рассказывает, что однажды получил письмо от своего земляка из Могилева с мольбой повлиять на зятя автора письма — Азефа, не желавшего сделать своему второму сыну обрезание (первому жена Азефа сделала во время одной из его многочисленных отлучек). Мазе пишет о том, как относился Азеф к иудаизму, он довольно зло издевался над обычаями, традициями, религией своего народа».[772]

Этим расслоением воспользовалось международное тайное сообщество, о характере и целях которого мы уже рассказали. Это сообщество решило использовать еврейское население в своих целях для ниспровержения существующего в России государственного строя.

Между тем Россия обладала самым большим еврейским населением. В XIX — начале ХХ века в России наблюдался поступательный рост еврейского населения. За 100 лет (с 1815 по 1915) число евреев увеличилось в 6 раз. За тот же период общее число народонаселения всей России увеличилось всего в 4 раза.

Само еврейское сообщество к началу ХХ века было неоднородно. Необходимо отметить, и это нам представляется чрезвычайно важным обстоятельством, что Россия была почти единственной страной, в гораздо меньшей степени ею была Австро-Венгрия, на территории которой жил трудящийся еврейский народ. То есть, в отличие Франции, Германии и особенно США, где евреи занимались в основном ростовщичеством и бизнесом или работали в сфере умственного труда, в России жили миллионы евреев, которые говорили только на идиш, плохо знали русский язык, пели еврейские песни, имели самобытную еврейскую культуру, а самое главное, трудились в поте лица своего. Сотни тысяч евреев были сапожниками, кожевниками, мелкими ремесленниками, жестянщиками, скорняками. В России даже было свое немногочисленное еврейское крестьянство. Именно этому простому еврейскому люду посвящено творчество Шолом-Алейхема. Черта оседлости была своеобразной защитной стеной для сохранения этноса, и не случайно именно в черте оседлости возникает национальная современная еврейская литература, которая при всем своеобразии испытывает также и благотворное влияние русской культуры. Простые евреи, селившиеся в черте оседлости, создавали свои местечки и гетто, которые жили своей обособленной жизнью и в то же время тесным образом общались с коренным русским населением. Никакой особой вражды между русскими и евреями вплоть до начала ХХ века не было, хотя, конечно, эксцессы случались.

О положении русского еврейства в дореволюционной России прекрасно писал еврейский эмигрантский мыслитель И. М. Бикерман. Здесь следует сказать, что Бикерман, ортодоксальный еврей, еврейский националист, в хорошем смысле слова, был ненавидим своими соплеменниками-интернационалистами именно за его любовь к России. При этом еще раз подчеркнем, Бикерман был далек от христианства и всю жизнь жил по Торе и Талмуду. Но именно потому, что он любил еврейский народ, а не бредовые идеи еврейского мирового господства, он не мог не видеть, что евреи как этнос лучше всего сохранялись в России. Но дадим слово самому Бикерману: «В Царской России жило больше половины еврейского народа; за пределами ее пребывали либо незначительные осколки еврейства, как в Италии, Франции, Англии, Германии, либо ответвления от русского еврейства, как ныне значительная уже еврейская община в Северной Америке; лишь в старой Австрии имелся еще крупный еврейский массив. Естественно поэтому, что еврейская история ближайших к нам поколений была по преимуществу историей русского еврейства. Западные евреи были богаче, влиятельнее, стояли впереди нас по культурному уровню, но жизненная сила еврейства была в России. И эта сила росла и крепла вместе с расцветом Русской империи. Во время продолжительной, двухвековой агонии Польши, с распадом которой евреи оказались под скипетром Русского Царя, еврейство обнищало, морально опустилось и, застыв в средневековом обличии, далеко отстало от Европы. Только с присоединением областей, населенных евреями, к России началась тут новая жизнь, началось возрождение. Еврейское население быстро увеличилось в числе, так, что могло даже выселить многолюднейшую колонию за океан; в руках евреев накопились капиталы, вырос значительно средний слой, поднимался все больше материальный уровень и широких низов. Рядом усилий русское еврейство преодолело или, по крайней мере, все больше преодолевало вынесенную из Польши грязь физическую и духовную, все больше распространилась в среде еврейства европейская образованность, мы все больше приобщались к общеевропейской и русской культуре, и так далеко мы ушли в этом направлении, столько духовных сил накопили, что могли позволить себе роскошь иметь литературу на трех языках. Все это вопреки черте оседлости, процентной норме и всяким другим ограничениям. Только евнух видит в полицейском страже демиурга истории, и параграф закона заменяет ему судьбу. Живая жизнь не такова. Вопреки многочисленным недостаткам строя и в особенности административного механизма, Империя крепла, русский народ рос и богател, русская культура развивалась вглубь и ширь. Увеличивалось в то же время в своем значении и в своей мощи и русское еврейство. В этом параллельном росте и процветании сказалась тесная связь между судьбой русского еврейства и судьбами России».[773]

Так мыслил истинный еврейский патриот, который являлся также и великим патриотом России. И в этом Бикерман был неодинок. Вот слова другого еврея Д. С. Пасманика, сказанные им в самый разгар большевистского господства: «Судьба русского еврейства неразрывно связана с судьбой России; надо спасать Россию, если мы хотим спасти еврейство».[774] Заметим, как точно понял Пасманик, какую смертельную опасность несет в том числе и для еврейского народа мировая революция.

Между тем до Царя доходили сведения о том, что американские евреи ведут на территории России антиправительственную деятельность, подготавливают революцию. По имеющейся версии, незадолго до 1905 года русской разведке удалось достать стенограмму встречи пяти американских миллиардеров-евреев, которая состоялась в США. На этой встрече было решено оказать мощную финансовую помощь революции и уничтожить династию Романовых. При этом было решено истратить на революцию в России миллиард долларов и пожертвовать пятью миллионами евреев, чтобы вызвать революцию в России. Деньги были даны Исааком Мортимером, Шустером, Руном, Леви и Я. Шиффом. Эти средства должны были служить для пропаганды, а массовые убийства евреев — возбудить мировую прессу против царского правительства. До русского двора дошли сведения об этом деле. Император Николай II потребовал присланные из Вашингтона документы, но они пропали.[775]

Николай II был информирован об участии еврейского капитала в разжигании революции и без этих документов. При этом Николай II пытался войти в переговоры с лидерами еврейского международного капитала по поводу возможного соглашения о прекращении этой поддержки. По поручению верховной власти министр финансов Витте, через некоего Г. А. Виленкина, женатого на родственнице Шиффов, вышел на самого председателя Американского еврейского комитета Я. Шиффа. Но на предложение отказаться от финансовой поддержки революционеров Шифф категорически отказался, сказав, что «дело зашло слишком далеко, и вообще, о мире с Романовыми не может быть и речи».[776]

Подобным же провалом закончились попытки Витте договориться с Ротшильдами.

Между тем национально мыслящая часть еврейской общественности России, и прежде всего иудейский ортодоксальный раввинат, прекрасно понимали, чем грозит им победа революции. Несмотря на свои сложные отношения к самодержавной власти, они не могли не осознавать, что ее крушение приведет еврейский народ России к тяжелейшим бедствиям. Поэтому они тоже искали возможности договориться с правительством.

В связи с этим весьма любопытна статья американской исследовательницы Виктории Хитерер о несостоявшихся переговорах между Императором Николаем II и иудейскими раввинами, которые должны были произойти в 1911 году в Киеве.[777] На этой встрече Царь и раввины должны были прийти к договоренностям о противодействии революции и экстремизму. Эту встречу по приказу Николая II подготавливал и организовывал Председатель Совета министров П. А. Столыпин. При своем приезде в Киев Государь был с глубоким почтением встречен раввинами А. Б. Гуревичем и Я. М. Алешковским, которые с выражением самых верноподданнических чувств преподнесли Николаю II священную Тору. Однако переговоры между Царем и раввинами в Киеве не состоялись из за убийства П. А. Столыпина. Не вызывает сомнений, что выстрелы еврея Мордки Богрова пресекли не только жизнь выдающегося государственного деятеля, но и оборвали намечающийся диалог между Царем и раввинами, диалог смертельно опасный для зарубежных поджигателей революции. Не вызывает сомнений, что Богров стал пешкой в руках этих поджигателей и, по существу, их жертвой.

Начавшаяся не без помощи американо-еврейских банкиров так называемая «первая русская революция» получила мощное финансовое влияние от еврейских кругов США.

На их деньги в России финансируются все крупные революционные партии, в первую очередь эсеры, чье руководство полностью состояло из евреев, а также еврейская революционная партия «Бунд». Кроме того, на деньги Шиффа начинают создаваться «еврейские отряды самообороны», которые на самом деле являются группами боевиков.

Активное втягивание еврейской молодежи в революцию вызывало резкое неприятие у старшего и среднего поколения евреев. «Многие евреи, — пишет Анна Гейфман, — особенно старики, были очень недовольны молодыми еврейскими экстремистами, чья террористическая деятельность приводила к погромам: „Они стреляют, а нас бьют…“».

Во время гомельских событий 1903 года было несколько случаев, когда старые евреи пытались помешать бесчинству своей молодежи. Так, раввин Маянц спас от разъяренной толпы русского офицера, тот же раввин Маянц и доктор Залкинд обратились к еврейским молодым экстремистам с призывом прекратить бесчинства.

Отринув веру своих отцов, молодое поколение евреев так же, как и молодое поколение русских, активно вступало в революционное движение. Только в отличие от русских, которые пылали ненавистью лишь к самодержавию, евреи-революционеры ненавидели все, что связано с Россией, ее культурой и самобытностью, полагая, что именно в этом лежит главная причина их многочисленных бед. При этом, отказавшись от иудаизма и его нравственно-этических норм, еврейские радикалы сохранили его дух нетерпимости и беспощадности к врагам. Как верно пишет Анна Гейфман: «На деле, разрывая все видимые связи с религией, еврейские радикалы совершали чисто внешнюю подмену понятий, просто приспособляя традиционное мессианское мировоззрение к новой исторической ситуации и современным интеллектуальным нормам».[778]

Результатом этой адской подмены из еврейской среды выделился целый ряд радикальных экстремистов, «людей нового типа», которым были чужды все нормы человеческой морали. Имена их главных представителей хорошо известны сегодня: Гершуни, Рысс, Ротенберг, Свердлов, Троцкий, Зиновьев, Урицкий, Землячка, Бела Кун (Коэн) и другие. Они принадлежали к разным партиям и течениям, но были едины в одном — полном презрении к человеческой жизни, к духовным ценностям людей, независимо от их национальности, всеохватывающей ненависти к Богу. В жилах этих людей текла еврейская кровь, но в них самих не было ничего собственно еврейского, как, впрочем, ничего национального.

Как следует из «Юдаики», в течение всего дофевральского периода участия России в Мировой войне Шифф активно финансирует революционеров в России и за границей.

13 января 1917 г. в США прибыл Троцкий и сразу же получил американский паспорт. В то же время Троцкий посетил Якова Шиффа. Здесь следует сказать, что Троцкий и Шифф находились то ли в родственных отношениях, то ли в свойстве. Троцкий был племянником банкира А. Л. Животовского,[779] родственника Шиффа.

В Нью-Йорке под руководством Троцкого из евреев, населявших кварталы этого города, были созданы вооруженные отряды боевиков для засылки в Россию. Эти отряды финансировал Шифф.

Посылая своих боевиков в Россию, Шифф и его единомышленники и не думали скрывать своих истинных планов по отношению к ней. Еврейский американский писатель Р. Брайнин встретился с Троцким в Нью-Йорке незадолго до его отъезда в Россию в 1917 году. После большевистского переворота Брайнин писал: «Если Троцкий и его еврейские друзья, возглавляющие ныне русское правительство, разрушат Россию, то это будет местью еврейского народа по отношению к его вчерашним мучителям и угнетателям, преследователям и палачам. Собака заслужила палку».[780]

Своим главным врагом Шифф и его единомышленники считали Императора Николая II. Россия Николая II представляла собой для мировой закулисы единственную силу, способную реально противодействовать и более того, не допустить ее планов мирового господства.

Император Николай Александрович очень хорошо понимал эти устремления мировой еврейской буржуазии. Он понимал, что за пресловутыми криками о даровании «равноправия» русским евреям стоит не забота о них, а стремление подорвать Россию изнутри и устроить в ней революцию. Государь заботился обо всех свои подданных, в том числе и об евреях. Ему приходилось отстаивать самобытность евреев от главарей тайного братства.

При этом Государь терпимо относился к простым евреям, подчеркивая при встрече с ними, впрочем, как и с любыми подданными-иноверцами, уважение к их традициям. Убийца Царя Яков Юровский вспоминал, что в детстве он наблюдал проезд тогда еще Наследника Цесаревича Николая Александровича, при возвращении его из кругосветного путешествия, через город Томск в 1891 году: «Наследника в Томск, то есть последний перегон, вез один содержатель постоялого двора — еврей, который на тройке вороных и примчал наследника в город. Вызвало тогда немало разговоров, что наследник решился ехать на еврейских лошадях и еврей сам же управлял этой тройкой. Тогда же рассказывали, что наследник попробовал приготовленный еврейский пряник и другие кушанья».[781]

В разрешении еврейского вопроса Царь, как и во всем, оставался верен голосу своей совести, а не политической выгоде. Незадолго до революции Государь сказал генералу В. П. Никольскому: «Я знаю, что положение очень тревожное. Мне советовали распустить Государственную Думу и издать два указа: о принудительном отчуждении земель крупных и средних собственников и второй — равноправие евреев. Но я на это пойти не могу: насильственное уничтожение средней и крупной собственности я считаю несправедливым, а саму меру государству невыгодной. Против почти полного равноправия евреям я лично ничего не имею против, но вопрос этот народной совести. Я никогда не решу земельного и еврейского вопросов единолично, хотя это было бы полезно для меня. Дела эти должны быть разрешены при участии представителей от народа. <…> Мы все должны думать не обо мне лично, а о России. Только бы Господь ее сохранил!»[782]

Понятно, что в планах мировой закулисы убийство Царя стояло на первом месте. Но для нее уже не было достаточным простая смерть Николая II в результате террористического акта или даже простого убийства его после свержения. Это должна была быть смерть особая, которая бы завершила собой процесс уничтожения христианской России и открыла бы наступление эры «нового мирового порядка».

По материалам

11.05.2019, 13:50

Подписывайтесь на https://vk.com/nespokoyniy_xxvek