В современном мире конкурирует несколько глубинных государств

В каждом современном государстве есть устойчивые структуры, разговор о деятельности которых либо подпадает под разглашение гостайны, либо сводится к использованию токсичной терминологии: «мафии», «ложи», «ордена» и т.п.

Отсутствие адекватного дискурса мешает, т.к. ведет к мифологизации одних сюжетов, и снижает восприимчивость к другим.

Специальные сети-1

В 2015 году В. Путин в фильме «Президент»- «Однажды наши спецслужбы зафиксировали прямые контакты между боевиками с Северного Кавказа и представителями спецслужб США в Азербайджане. Там реально просто помогали даже с транспортом».

Информация была доведена до президента США, а через некоторое время руководители ФСБ — получили от своих коллег из Вашингтона письмо: «Мы поддерживали и будем поддерживать отношения со всеми оппозиционными силами России. Считаем, что мы вправе это делать, и будем делать в дальнейшем».

Указом Президента от 25 декабря 2014 года была введена в действие Военная доктрина РФ, в которой в числе военных опасностей и угроз названы:

— расширение масштабов транснациональной организованной преступности, прежде всего незаконного оборота оружия и наркотиков;

— деятельность международных вооруженных радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, прилегающих к государственной границе РФ и границам ее союзников.

Транснациональная организованная преступность расширяет возможности разведок (доступ к портам, выход на коррумпированных силовиков и политиков, давление на бизнес), но создает проблемы для контрразведок, управлений по борьбе с оборотом наркотиков и т.п.

Отсюда конфликтность между различными спецслужбами: между теми, кто использует и теми, кто призван пресекать (например, ЦРУ и ФБР); между теми, кто использует и конкурирует за продвижение своего человека в лидеры (например, ЦРУ и РУМО).

В свою очередь, перечисленные структуры (глобальная преступность, ЧВК, спецслужбы) устойчивее во времени, чем пребывание конкретного человека во главе того или иного государства.

Некоторые связи строятся десяти- и даже столетиями. Вопрос доверия, конфиденциальности, взаимных обязательств, доходов и семейных уз – все это ключевые параметры подобных отношений. Политический прагматизм первых лиц начинается с вопроса – можно ли использовать эти сети на благо государственных и собственных интересов?

При отрицательном ответе появляется следующий вопрос – как перехватить контроль или нейтрализовать эту систему неафишируемых связей?

Бывает, что первым лицом становятся, поднимаясь в иерархии подобных сетей. Дэн Сяопин и Джордж Буш-старший – пример подобного приобретения власти.

Дэн выполнял роль лидера китайских special networks (SN) более явно, чем экс-директор ЦРУ Буш.

Если при них распался СССР, то закономерный вопрос — с кем и как китайские и американские SN работали у нас?

Специальные сети-2

Р.Чейни был министром обороны США, когда распался СССР.

Несмотря на то, что Д.Буш-старший и Р.Чейни работали вместе — они разошлись именно на поле контроля за specialnetworks (SN).

Д.Буш-старший помог калифорнийцу Р.Рейгану победить на выборах 1980 году.

При президенте Д.Картере, который шел на второй срок, 24 апреля 1980 года в Иране была проведена операция по спасению американских заложников «Орлиный коготь», которая закончилась провалом.

Заложники были освобождены 20 января 1981 года — в день инаугурации Р.Рейгана.

Д.Буш-старший стал вице-президентом. Вопросы с иранцами решал Р.Гейтс.

Однако, провал операции по спасению заложников привел в обсуждению вопроса о создании Командования ССО США.

16 апреля 1987 г. — в составе Министерства обороны США было образовано Командование ССО.

Пентагоном руководил К. Уайнбергер. Однако, в связи со скандалом «Иран-контрас» он ушел в оставку 23 ноября 1987 г. Новым министром стал Ф. Карлуччи.

Когда он был студентом Принстонского университета, с ним в комнате жил Д. Рамсфелд, который собственно и привел как самого Ф. Карлуччи, так и Р. Чейни к высоким государственным должностям. Министром обороны США после Ф. Карлуччи был назначен именно Р. Чейни (20 марта 1989 года).

Эта команда наращивала возможности ССО США, постепенно подбираясь к перехвату позиций у Оперативного директората ЦРУ по проведению специальных операций, распределению специальных бюджетных статей и т.д.

В этот процесс вписалась и смена Медельинского картеля, на картель Кали, и ситуация в Афганистане, после вывода советского контингента, и события в Китае, Вьетнаме, Панаме, Грузии и Румынии.

Наращиванию конфликта между ЦРУ и ССО США в большей степени способствовали британцы, но и китайские, и советские, а позже российские специальные службы приняли в этом участие.

Управление «К» ПГУ КГБ вошло в контакт со спецгруппой Т.Шекли — доверенного человека Д.Буша-старшего, а ГРУ, наоборот, ослабляло позиции «команды призраков» в Ливане и Афганистане, что было выгодно и для Р.Чейни-Д.Рамсфелда-Ф.Карлуччи.

Так выстраивались международные цепочки для согласования интересов и т.п.

Перед распадом СССР и сразу после него американцы через такие каналы взаимодействия смогли нарастить конфликт между российскими спецслужбами, а потом этот конфликт в усиленном варианте перекинулся к ним обратно.

Хотя сам конфликт американских военных с ЦРУ начался значительно раньше.

По материалам

04.02.2019, 12:12

Присоединяйтесь в Вконтакте