Когда закончится падение доллара и в чём причины ослабления американской валюты

Повышение процентных ставок ФРС и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах

Мировая экономика росла в 2017 темпами в 3,6%, что вылилось в позитивные настроения инвесторов и рост фондовых индексов по всему миру и, как ни парадоксально, в падение доллара к большинству основных валют развитых экономик и к большей части высокодоходных валют развивающихся стран. Но 2018 год может все измениться.

Ужесточение монетарной политики ФРС США в 2017 году прошло по наиболее мягкому и безболезненному варианту. Гибкий дискреционный подход, оставляющий американскому регулятору свободу выбора мер и методов в соответствии с текущими данными рынка труда и потребительской инфляции, создавал ощущения предсказуемости, поскольку все прогнозы сводились к наблюдению за инфляцией, а индекс потребительских цен рос очень слабо, что не давало ФРС США поводов для ужесточения денежно-кредитной политики. Ежемесячное сокращение баланса Федрезерва пока происходит в небольших объемах и не воспринимается сейчас рынком как реальная угроза.

Но, тем не менее, в конце декабря 2017 года качественные перемены все же произошли, и они будут иметь очень серьезные последствия для глобального финансового рынка и для доллара в наступившем 2018 году. Все дело в том, что к привычной и предсказуемой монетарной политике ФРС США добавляется экспансионистская фискальная политика администрации Трампа. Одобренная Конгрессом налоговая реформа и ряд стимулирующих мер могут не только усилить рост экономики, но и повысить уровень инфляции, что потребует более жестких ответных действий от ФРС, и, что в свою очередь, может привести к ужесточению монетарной политики и росту процентных ставок, которые рынок пока не закладывал в цены финансовых активов и не учитывал в котировках валют, акций и сырьевых товаров. И тогда слово «Tightening» (сжатие) – станет словом года, а доллар вернет себе утраченные за прошлый год позиции, в том числе и к евро и к рублю.

Но пока на валютном рынке все развивается в противоположном направлении. Доллар продолжает слабеть к основным валютам – евро, йене, юаню и британскому фунту. Даже негативный процентный арбитраж, — в диапазоне 12 месяцев ставки в евро и в йене отрицательные (EUR LIBOR на уровне -0,25%, а годовые гособлигации Японии дают доходность — 0,14% годовых) при этом годовая ставка в долларах составляет 2,17%, — не приводит к росту доллара, поскольку убытки по процентным платежам компенсируются изменением курсовых разниц в пользу того же евро против доллара.

Рассчитываемый агентством Bloomberg индекс доллара к корзине основных валют приблизился в середине января к минимальному за три года уровню, а евро показал сильнейшее укрепление с 2014 года. Доллар остается под давлением даже на фоне устойчивого роста в США. Более примечательным и потенциально опасным является тот факт, что согласно данным государственной Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) в начале 2018 года крупные спекулянты (банки и инвестфонды) нарастили объемы покупок евро против доллара до максимальных исторических значений.

Игроки следуют простой парадигме: отрицательные ставки центробанков при одновременном выкупе ими облигаций переполняют финансовые системы денежными средствами, что в теории стимулирует банки направлять как можно больше денег на кредитование экономики, а значит страны, в которых ставки находятся около нуля или даже в отрицательной зоне должны демонстрировать больший экономический рост.

При этом игнорируется тот факт, что в 2017 году экономика США показала больший рост, чем экономика Еврозоны или Японии, а снижение корпоративных налогов еще больше увеличит экономическую эффективность американского бизнеса по сравнению с европейским. Налоговая реформа повышает оценку роста экономики США в 2018 году до 2,75%. И именно это обстоятельство сейчас приводит к тому, что инфляционные ожидания уже превышают целевой показатель ФРС. Доходность 10-летних казначейских облигаций США 9 января пробила «психологический» уровень 2,5% и с тех пор не опускалась, а доходность трехлетних бумаг вышла на 2,1%, что является самым высоким показателем с октября 2008 года. Двухлетняя доходность приблизилась к 2% годовых, что является самым высоким показателем с сентября 2008 года.

12 января неожиданно откровенно выступил покидающий в этом году свой пост глава ФРБ Нью-Йорка Уильям Дадли, сказав о том, что перспектива перегрева экономики США, в том числе из-за сокращения налогов, «представляет собой реальный риск в течение следующих нескольких лет» и, в конце концов, ФРС США, «придется сильнее нажимать на тормоза» и «если это произойдет, то риск жесткой посадки увеличится».

В тот же день президент ФРБ Бостона Эрик Розенгрен сказал в интервью Wall Street Journal, что он ожидает «более трех» повышений ставки в этом году, чтобы держать все под контролем, пока не стало слишком поздно. «Я не хочу оказаться в ситуации, когда мы должны проводить сжатие быстрее», — сказал он, ссылаясь «довольно эффективные финансовые рынки» и риски слишком долгого ожидания.

Даже три повышения ставки могут кардинально изменить картину мирового валютного и долгового рынков, а если первое ужесточение монетарной политики придется уже на 31 января или повышений будет в 2018 году не три, а четыре, что никак пока не учитывается ни в прогнозах, ни в котировках, то это станет триггером к мощнейшей с 2008 года отрицательной коррекции на финансовом рынке.

Опасность еще и в том, что параллельно с ужесточением политики ФРС США в первой половине 2018 года начнет происходить сворачивание стимулирующих мер со стороны ЕЦБ и Банка Японии, что может сформировать начало нового мирового цикла «нормализации» процентных ставок и сжатия ликвидности.

К тому же завышенный курс европейской валюты создает проблемы европейским экспортерам, поэтому нельзя исключить принятия мер со стороны ЕЦБ или Брюсселя, направленных на ослабление евро. Если это произойдет, то можно ожидать целой череды конкурентных девальваций валют государств – торговых партнеров США как в Юго-восточной Азии, так и в Латинской Америке. Добавим к этому опасения, что Китай может пересмотреть свое отношение к казначейским облигациям США в случае возникновения проблем в двусторонней торговле. Хотя Государственное валютное управление Китая опровергло сообщение Bloomberg о том, что высокопоставленные китайские чиновники рекомендовали замедлить или приостановить покупку американских казначейских бумаг из-за внешнеэкономической напряженности в отношениях с США, там все же подчеркнули, что решение будет приниматься исходя из рыночной конъюнктуры.

Исходя из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что до конца I квартала 2018 года могут произойти количественные изменения в процентной ставке ФРС, что вызовет качественные перемены в жизни глобального финансового рынка. Удар будет двойным – повышение процентных ставок и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах, так как перепроданный доллар начнет разворачиваться наверх. Эйфория закончится.

Этот момент будет усилен закрытием спекулятивных «коротких» позиций по доллару, объем которых находится на исторических максимумах. Волатильность вернется, а вместе с ней и знакомое по кризисным временам неприятие рисков (risk aversion). Можно сейчас бесконечно гадать как новые антироссийские санкции в рамках закона «О противодействии врагам Америки с помощью санкций» скажутся на нашем рынке, но все же стоит иметь в виду, что и без этих санкций рубль и ценные бумаги российских эмитентов в обозримом будущем ожидает серьезное давление. Эти перемены могут ослабить рубль на 5% уже в феврале, и стоит быть готовым к тому, что снижения ключевой ставки Банка России в первом квартале может и не произойти.

По материалам

18.01.2018, 15:16