The New York Times: Подготовка к «постпутинизму» в России уже началась

Москва — Обычно выборы президента — это значимое событие. Соперничество может быть более или менее открытым, кандидаты — более или менее привлекательными, а результат — более или менее непредсказуемым, однако выборы главы государства обычно приковывают к себе внимание всей страны. Тем не менее, сегодня в Москве с ее украшенным роскошными гирляндами центром вам простят, если вы скажете, что главным событием 2018 года станет Чемпионат мира по футболу, пишет Сильви Кауфман журналист The New York Times. 

Владимир Путин так привык к президентским выборам, что он чуть было не забыл объявить о своем желании принять участие в тех, которые назначены на 18 марта 2018 года, когда в России будет отмечаться четвертая годовщина аннексии Крыма. 6 декабря он, наконец, заявил о том, что он будет баллотироваться на четвертый срок. Поскольку его рейтинг одобрения не опускается ниже 80%, он, вероятнее всего, останется президентом до 2024 года. К тому времени он будет править Россией уже 24 года. Неудивительно, что на этот раз он выступает на выборах в качестве независимого кандидата: президенту Путину не нужна партия, которая могла бы его поддержать, поэтому он будет баллотироваться просто как президент Путин. Его легитимность обоснована тем, что он управляет Россией со дня начала нового тысячелетия.

По мнению многих аналитиков, лучше всего характеризует настроения избирателей слово «апатия». Журналисты отметили, что президент выглядел несколько скучающим во время его ежегодной пресс-конференции 15 декабря, несмотря на то, что она продлилась 3 часа 40 минут. Его первый президентский срок был посвящен тому, чтобы восстановить порядок в России после ельцинского хаоса. Во время второго срока он сосредоточился на экономике. Во время третьего президентского срока г-н Путин снова сделал Россию великой — на международной арене. Пока его следующая цель окружена завесой тайны. Никаких предвыборных лозунгов, никакой основной темы предвыборной кампании. Если у г-на Путина и есть какие-то планы на четвертый срок, то он держит их в тайне.

Таким образом, главный вопрос заключается не в том, что произойдет 19 марта, а в том, что произойдет в 2024 году. Понятие постпутинизма постепенно становится объектом политических исследований. Конституция России не позволяет президенту занимать этот пост более двух сроков подряд, и г-н Путин уже один раз воспользовался возможностью поменяться местами со своим премьер-министром Дмитрием Медведевым, который возглавлял страну с 2008 по 2012 год. Г-н Путин уже заявил о том, что он не станет вносить изменения в конституцию для того, чтобы оставаться на президентском посту до конца.

В политике шесть лет — это почти целая вечность. Но только не в России. Пока эксперты размышляют над тем, какого наследника г-н Путин может воспитать или какая группа может прийти к власти в результате внутренней борьбы, которая неизбежно начнется после его ухода, другие усматривают новые возможности в этом «конце царствования». Целое поколение с нетерпением ожидает наступления эпохи постпутинизма. Его представителям пока не дали возможность выйти на сцену, но они, несомненно, уже репетируют.

Самым заметным представителем этой группы является Алексей Навальный — единственный кандидат, который пытался проводить настоящую предвыборную кампанию. Однако 30 декабря Верховный суд России запретил ему принимать участие в президентских выборах, сославшись на то, что г-н Навальный был признан виновным в деле, которое, по мнению многих, было полностью сфабрикованным. Г-н Навальный немедленно призвал бойкотировать выборы. В 2013 году 41-летний г-н Навальный принял участие в выборах мэра Москвы и стал вторым, набрав примерно 30% голосов.

С тех пор он стал в России оппозиционной фигурой номер один, что принесло ему массу проблем: он нередко попадает в тюрьму, на него часто нападают и постоянно запугивают. Однако, с другой стороны, это служит ему своего рода защитой: вместо того чтобы год назад превратить его в мученика, суд отсрочил исполнение его наказания, отправив в тюрьму его брата Олега на три с половиной года, чтобы сохранить давление на Алексея. Уже почти целый год г-н Навальный колесит по России в попытках создать политическую организацию, включающую в себя сеть региональных штабов, где работают десятки тысяч добровольцев. Организуемые им митинги не слишком многолюдны, однако на них неизменно приходят молодые и целеустремленные люди, что превращает его нынешнюю кампанию в довольно неплохую инвестицию.

В приближающихся президентских выборах примет участие еще один неожиданный кандидат, который объявил о своем желании баллотироваться только в конце октября. 36-летнюю Ксению Собчак в России знают почти все. Ее отец Анатолий Собчак был первым избранным мэром Санкт-Петербурга. Он сделал г-на Путина своим заместителем, и они дружили вплоть до смерти г-на Собчака в 2000 году. Г-жа Собчак принимала участие в нескольких прибыльных деловых проектах и была звездой национального телевидения вплоть до того момента, когда в результате участия в политических протестах она лишилась работы в 2012 году. С тех пор она работает в качестве журналистки независимого телеканала «Дождь». В Москве главным вопросом, касающимся ее кандидатуры, стал вопрос о том, не является ли она марионеткой Кремля.

Г-ну Навальному не потребовалось много времени, чтобы заподозрить это. Некоторые эксперты полагают, что г-жу Собчак просто попросили принять участие в выборах, чтобы немного разбавить скучную кампанию и увеличить явку избирателей. Другие считают ее фейковым кандидатом, ищущим любые возможности вернуться на национальное телевидение. Тем не менее, как отмечает политический аналитик Николай Петров, она пытается привнести в эту кампанию «идеи, которые невозможно обсуждать в публичном пространстве».


Aliexpress INT

Г-жа Собчак ставит под сомнение оправданность аннексии Крыма и бесконечное правление г-на Путина. Она поднимает вопрос политических заключенных. Во время декабрьской пресс-конференции она даже спросила президента, почему оппозиционным кандидатам так трудно добиться участия в выборах, упомянув имя г-на Навального на национальном телевидении. (В тот же день г-н Навальный поблагодарил ее в Твиттере.) Все точки над «i» будут расставлены 9 февраля, когда она должна будет представить 100 тысяч подписей в поддержку своей кандидатуры. Многие полагают, что она не сможет сделать это, если Кремль не даст ей зеленый свет.

Но что если предположительно фейковый кандидат вдруг станет реальным? Виталий Шкляров уже работает над этим. Г-н Шкляров — гражданин Белоруссии, который получил образование в Германии и, по его собственным словам, многое узнал о политике в эпоху интернета, работая над кампаниями Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders) — стал консультантом г-жи Собчак. «Она жесткая, сосредоточенная, — сказал он в беседе с группой экспертов из Европейского совета по международным отношениям, которые встретились с ним в декабре в Москве. — Я согласился, потому что считаю, что этой стране необходимы перемены. Россия — это политическая пустыня. Трудности возникают на каждом шагу, от аренды помещения до сбора денег».

Г-н Шкляров убежден, что создание «политического Uber» и управление кампаниями как «стартапами» позволят в конечном итоге изменить политический процесс в России, «хотя на это потребуется немного больше времени». И снова возникает образ 2024 года. По его словам, его кандидат уже собрал команду из 70 человек и около тысячи добровольцев. Владислав Иноземцев, известный экономист и сторонник демократии, уже пишет для г-жи Собчак экономическую программу.

Муниципальные выборы в Москве, состоявшиеся в сентябре, подарили некоторую надежду оппозиционным активистам, хотя явка избирателей оказалась рекордно низкой — всего 15%. В этих выборах приняли участие более тысячи независимых кандидатов, и 267 из них одержали победу. Молодой оппозиционный политик, 37-летний Дмитрий Гудков — сын подполковника КГБ — намеревается принять участие в выборах мэра Москвы в сентябре. Недавно избранный депутат Ольга Мостинская, которая прежде работала переводчиком в МИДе, создала неформальную организацию, чтобы работать над решением местных вопросов. Она с энтузиазмом говорит об этой «гетерогенной группе молодых людей, которые пришли в политику осенью этого года».

«Люди устали от режима, но они ценят стабильность», — сказала она. У апатии есть свои границы. Если наверху ничего не меняется, активизм из низов вполне может стать наиболее подходящим способом подготовиться к эпохе постпутинизма.

По материалам

06.01.2018, 10:05