Београд

В последние дни марта 1999 года в нейтральных водах Черного моря прохо­дили государственные ходо­вые испытания российского сторожевого корабля про­екта 61СК, подготовленного к передаче Югославии в счет непогашенных советских долгов. Не первой молодости корабль (спроектирован Ле­нинградским Северным ПКБ в конце 1950-х годов и по­строен на верфях Николаева в 1960-х) все еще не утратил своих боевых качеств. Этому способствовало проведение глубокой модернизации и перевооружения. При пол­ном водоизмещении поряд­ка 4500 тонн сторожевик был буквально нашпигован артиллерийским, ракетным и торпедным оружием. Мощ­ная газотурбинная установка позволяла развивать ско­рость не менее 35 узлов. На завершающем этапе испы­таний на корабле, уже полу­чившем новое имя Београд  (так называется Белград по-сербски), находился югос­лавский экипаж (около 250 человек), а также шесть пред­ставителей российской сда­точной команды.

В Югославии в эти дни раз­ворачивалась агрессивная ак­ция, предпринятая НАТО без санкции Совета безопасности ООН. Не решаясь на прове­дение наземной операции против довольно сильной и настроенной решительно ар­мии этой страны, НАТО раз­вязал тотальную воздушную войну. В течение двух с поло­виной месяцев днем и ночью не прекращались бомбар­дировки Белграда и других городов. Жертвами их стали около 1400 мирных жителей, в том числе 88 детей.

Североатлантический аль­янс сосредоточил против Югославии объединенную военно-воздушную и воен­но-морскую группировку. В нее входило более 370 само­летов и 35 боевых кораблей. 6 апреля 1999 года в зону во­оруженного конфликта при­была авианосная ударная группировка ВМС США в со­ставе авианосца «Теодор Руз­вельт», имевшего на борту 79 боевых самолетов и вертоле­тов, нескольких крейсеров, эсминцев и других кораблей. Взлетающие с авианосца па­лубные истребители-бомбар­дировщики и запускаемые с кораблей крылатые «Тома­гавки» внесли свой вклад в разрушение югославских го­родов и гибель их жителей. Россия, решив хотя бы сим­волически обозначить свое присутствие в зоне конфлик­та, а также в целях разведки и тренировки экипажей в условиях, приближенных к боевым, направила в Адриа­тику восемь кораблей Черно­морского флота. В том числе три сторожевика проекта 61 СК: «Решительный», «Сдер­жанный» и «Славный». По согласованию с турецким правительством российские боевые корабли преодоле­вали черноморские проливы по одному, ежедневно с 1 по 8 апреля.

Но вернемся на борт «Бео­града». 6 апреля югославский экипаж неожиданно для рос­сийских специалистов засто­порил ход. К кораблю прибли­зилась всплывшая подводная лодка. С нее на сторожевик поднялись представители генштаба Югославии и пере­дали командиру корабля за­печатанный пакет. В получен­ном сообщении командиру от лица генштаба были переда­ны глубокие соболезнования в связи с гибелью всей его семьи (жены, матери, отца и двоих маленьких детей). Тра­гедия произошла в результа­те попадания в дом ракеты «Томагавк». Одновременно предписывалось испытания прервать и передать корабль
российскому ВМФ. Вместо этого уже через час командир эвакуировал всех присутство­вавших на борту россиян на подводную лодку, которая че­рез сутки доставила их к бол­гарским берегам.

Затем, нанеся на борт сто­рожевика наименование и бортовой номер российского корабля «Славный» (переход которого через проливы на­мечался на следующий день) и подняв Андреевский флаг, «Београд» преодолел проли­вы. И ранним утром 7 апреля вошел в Адриатическое море. Маскарад сработал: командо­вание обеих флотских груп­пировок (НАТО и России) при­няло «Београд» за российский корабль. Правда, вызывало недоумение его радиомол­чание. Но когда по-прежнему соблюдающий радиомолча­ние «Београд» взял курс на американский авианосец, командующие российской и натовской группировок всту­пили в оживленные пере­говоры, ведя одновременно консультации с вышестоящи­ми штабами и политическим руководством своих стран. Командующий российской группировкой предположил, что лже-«Славный» выполня­ет секретное задание ФСБ, о котором его не проинформи­ровали. Американцы же на­правили на перехват загадоч­ного корабля эсминец «Росс», который сблизился с ним на дистанцию 8 километров. «Бе­оград» передал на американ­ский эсминец сигнал «имею неисправность» и снизил ход. К этому моменту российское командование наконец разо­бралось в ситуации и проин­формировало о принадлеж­ности корабля американцев. Тогда «Росс» поднял свой па­лубный вертолет с досмотро­вой партией. При попытке зай­ти на посадку на вертолетную площадку «Београда» вер­толет получил две длинные очереди 30-миллиметровых снарядов из кормовых артил­лерийских автоматов сторо­жевика и рухнул в море. Вслед за тем «Београд» произвел залп четырьмя противокора­бельными ракетами «Уран», две из которых были уничто­жены в воздухе зенитно-ар- тиллерийскими установками эсминца. Две другие достигли цели, вызвав взрыв и пожар на борту американского корабля.

Этого командованию «Бео­града» показалось мало, и по пораженному эсминцу был от­крыт огонь из артиллерийских орудий. А после сближения на дистанцию 5 километров — еще и из реактивных бомбометов «Смерч». В ответ «Росс» открыл огонь из носового 127-миллиметрового орудия и запустил две самонаводящиеся тор­педы из бортового противо­лодочного аппарата. Система противоторпедной защиты «Београда», переведенная на ручной режим управления для обстрела эсминца из бом­бометов, не позволила свое­временно выдать команду на противоторпедный залп. Обе американские торпеды удари­ли в борт корабля, после чего уже горящий «Београд» пошел ко дну.

Тяжело поврежденный «Росс» затонул через четыре часа после взрыва его погре­бов. Покинувшая гибнущий корабль часть экипажа была спасена. Гораздо большие по­тери понес экипаж «Београ­да». О количестве погибших в этом неожиданном бою обе стороны не сообщали.

data-yashareQuickServices="vkontakte,facebook,twitter,odnoklassniki,moimir" data-yashareTheme="counter"

>